Записи за месяц: Март
19:21 

Профдеформация


Часто натыкаюсь в фильмах и особенно книжках а тему деторождения. Обычно она упоминается вскользь, но порой довольно забавно наблюдать разные ляпы и нестыковки. Обычно они возникают либо от общей неосведомлённости автора в процессе (чаще когда пишет мужчина или девушка) либо от наложения личных впечатлений автора (человека, взрощенного современным технократическим обществом) на реалии, скажем фантазийно-средневекового мира.

читать дальше

В целом, при описании родильного обряда в сюжете можно очень неплохо показать культуру общества, к которому принадлежат участники.
Например, чем агрессивнее общество, чем больше нужно мужчин-воинов, чем им больше нужно менять под себя природутем больше в нём вмешательств в роды. (спартанцы, кидавшие мальчиков на пол, некоторые евреи, мусулмане и африканцы, делавшие обрезание новорождённым, причём иногда - обоих полов, северные народы, выносящие новорождённых на снег, и т.п.
Чем более "экологичное" общество (индейцы, малазийцы, некоторые африканцы. которые не охотники, а больше собиратели), тем наоборот роды проходят в более интимной обстановке, чаще всего - в одиночестве и вообще без посторонней помощи.
Чем более "ячейковая" семья, тем чаще в родах участвует отец ребёнка. При общинном строе мужчины в роды не допускаются, а появляются уже позже (через несколько часов, а то и дней). Вплоть до того, что в некоторых полинезийских племенах есть специальные хижины за пределами деревни, в которые женщины выселяются на время менструации и околородовый период.
Как правило религиозные верования также отражаются на родильном обряде. В христианских культурах, где роды - наказание бабам за грехи, специально накручивается страх перед сексуально-родильной темой, обрядовость выстроена так, чтоб женщине жизнь мёдом не казалась. В языческих культурах, где важнее сохранение рода, культура и воспитание наоборот направлены на то, чтобы девочке как можно легче дались начало половой жизни и роды.
Отношение к перинатальному периоду зависит также от принадлежности к определённому сословию. Крестьянская община заинтересована в любых рабочих руках, дети рано припахиваются к полезному труду, поэтому и деторождение поощряется. Соответственно, в чести полнокровные гинекоидные женщины, высок статус матери по сравнению с девушкой, обстановка в родах ближе к физиологичной. В аристократических семьях большое количество наследников не приветствуется (т.к. чем больше наследников, тем труднее поделить наследство), поэтому всё направлено на ограничение деторождения (культ девственницы, мода на андроидно-антропоидных астеничных барышень, множество обрядов, призванных затруднить роды и убедить женщину рожать пореже). Городские жители так же не заинтересованы в размножении, т.к. в городских условиях ребёнок дольше остаётся обузой семье, да ещё и мать отрывает от производительного труда. Поэтому там та же печенька - родовая обрядовость направлена против размножения (наиболее яркий пример - викторианская эпоха).

19:15 

О том, как рождаются легенды



Как саврянин и предсказывал, вид у гитары был грустный. Утром Жар поставил ее слишком близко к костру, потом вез под солнцем, и гриф заметно скрючился, а тонкие дощечки корпуса выгнулись, словно засохшие кленовые листья, расклеившись в нескольких местах. В одну щель даже палец пролазил. Вор уже собирался бросить «подружку» в углу стойла, но проходящий мимо двери помощник коровнюха увидел ринтарского мольца с гитарой и насмешливо сказал:

— Тше стурменч зо Ринтарь, тше Хольца служерь. — И с удовольствием ввернул любимое словечко тещи-ринтарки: — Рух-х-хляд!

— Это не рухлядь! — Обидевшийся на издевку Жар очень достоверно изобразил праведное возмущение. — Это реликвия! Любимая гитара самого святого Трачнила, с которой он переправлялся через реку!

— Святыщич же на бревенитше плыл, — не понял мужик.

— Но должен же он был чем-то грести!

Помощник озадаченно захлопал глазами. Действительно, про весла в легенде не говорилось, а голыми руками здоровенное сосновое бревно поди разгони!

— Святой Трачнил исцелил больное дитя, а испорченную гитару оставил его родителям на память об этом чуде, — продолжал вдохновенно сочинять Жар, так нежно прижимая к себе гитару, словно она была его первенцем. — С тех пор она хранится в нашей молельне, оберегая веску от мора, неурожая и прочих напастей. Но я все-таки решил отправиться в паломничество на могилу святого, дабы реликвия напиталась еще большей святостью.

— А не ложешчь? — недоверчиво спросил саврянин, глядя на гитару с совсем иным выражением, чем прежде.

— Зачем мне врать-то? Мы ж не на рынке, чтоб я тебе ее втюхать пытался. — Жар бережно погладил гитару по грифу.

— А тше бы она на торгель застоила? — заинтересовался помощник.

— Что ты! — возмутился «молец». — Даже назначать за нее цену — кощунство!

— Иш двочен золотох?

— Вот что, уважаемый, давай-ка оставим этот разговор, — твердо сказал Жар, бережно пеленая «реликвию» в свой старый камзол и приторачивая к седлу. — Она не продается, не меняется и не одалживается. После паломничества я верну ее в родную молельню, где она и будет храниться до скончания веков. Ох, что-то мне живот от вашей стряпни прихватило… Покарауль-ка чуток коровку, сбегаю до ветру!

...

— Как там наша гитарка? — Пока ромашка догорала, вор сходил к корове, вернулся с камзольным свертком и развернул его у себя на коленях. — Во, а ты говорил — покорежится! Как новенькая, даже блестит.

— Но… это же другая гитара! — приглядевшись, опешила Рыска. Цыганская была посветлее и побольше, не от воды же съежилась!

— Саврянское гостеприимство выше всяческих похвал, — захихикал Жар, легонько похлопывая ладонью по корпусу гитары. Та отзывалась утробным гулом.

— Ты ее украл?!

— Упаси Хольга! Наоборот. Стоило мне отлучиться на четверть лучинки, как коровнюх добросердечно заменил испорченную вещь на новую. — Жар, самодовольно хихикая, поведал спутникам неизвестную доселе главу из жития святого Трачнила.

— Тащит все, что гвоздями не прибито, а что прибито — отковыряет и тоже тащит! — вздохнул Альк, забирая у вора гитару.

— А я тут при чем? Даже если мы попытаемся ее вернуть, хозяин сделает вид, что ничего не пропадало.

— А ты признайся, что пошутил про святого! — с упреком сказала Рыска.

— Тогда еще и побьют.

Зеркало

главная